2100 погружений в Антарктике с Робом Роббинсом

Автор Эмили Бейтс.

Фото: Jack Baldelli

Антарктида, конечно, не является привычным дайв-направлением, которое рассматривает большинство дайверов, подбирая себе интересное место для занятий дайвингом. Вместо пляжей с белым песком и тропических теплых вод здесь вы встретите панцирь морских льдов и невероятно низкие температуры, которые вовсе не радуют, когда приходит время прыгать в воду. Однако для водолаза из Антарктической программы США Роба Роббинса все это так же нормально и привычно, как дышать через регулятор.

Роббинс начал свою карьеру еще студентом Флоридского технологического института, участвуя в проводимой им программе подводных технологий, а затем работал в Мексиканском заливе в компании Sante Fe Diving Co. Позднее он принял участие в первой экспедиции за те 38 лет, которые он занимается коммерческим и научным дайвингом – это была работа в Американской антарктической программе по установке водозабора и отводу воды на станциях Мак-Мердо и Палмер в Антарктиде. Теперь, выполнив почти 2100 зарегистрированных погружений на самом южном континенте Земли, Роббинс оказался удостоен премии имени Конрада Лимбога за научную работу в дайвинге от Американской Академии Подводных наук (AAUS).

Мы попытаемся показать вам, что это означает – провести десятилетия в одном из самых холодных регионов планеты; для этого мы попросили Роба Роббинса поделиться опытом и впечатлениями, рассказать о своих замечательных делах:

Фото: Jack Baldelli.

 

Вы уже провели 38 лет, занимаясь дайвингом в Антарктике, что же заставляет вас снова и снова испытывать восторг, входя в воду?

Выполняя погружения на станции Мак-Мердо, я всякий раз сижу над майной и говорю себе: «Отлично! До сих пор не могу поверить, что у меня есть возможность заниматься этим!» Полагаю, главное, что притягивает меня – это невероятная красота мира, лежащего подо льдом. Плюс, работа, которую мы выполняем, очень важна для науки. Помогая самым разным ученым с их проектами, ведя съемку для различных медиа-проектов или возвращаясь к моим корням, когда я в начале карьеры водолаза занимался подводными строительными работами – например, сваркой – я понимаю, что все это очень увлекательно. Еще интереснее работа с людьми, для которых погружения под лед являются чем-то совершенно новым и непривычным. Несколько лет назад, в рамках нашей программы «Художники и писатели», у нас появилась художница, которая ныряла с нами под лед. Глядя на подводный мир пролива Мак-Мердо ее глазами, я в очередной раз осознал, насколько удивительны эти края.

Фото: Terry Palmer.

 

Что самое сложное в погружениях в Антарктиде?

Кто-то может сказать, что это холод. По правде говоря, нам просто приходится привыкнуть к нему. Это не означает, что мы постоянно не ищем новые способы держать руки в тепле. Конечно, мы постоянно думаем над этим. И было бы здорово, если бы производители снаряжения не забывали о наших нуждах! Говоря объективно, самая сложная часть нашей работы в качестве специалистов по безопасности погружений в Антарктиде такова же, как и в любой другой точке мира: нам приходится иметь дело с дайверами, которые не настолько квалифицированы, как того требует ситуация. Дайвинг в экстремальных температурных условиях и в надголовной среде – это по любому определению весьма сложный дайвинг. Наши минимальные требования к дайверам для допуска к  подледным погружениям относительно невелики. Тем не менее, некоторые люди просто не справляются с этой задачей, когда прибывают в Мак-Мердо. Люди, которые плохо знакомы с погружениями в сухом костюме, могут не иметь навыков управления плавучестью, а, тем более, навыков необходимого уровня. Я бы сказал, что самые сложные ситуации, в которых мне приходилось оказываться – это несколько случаев, когда мне приходилось тащить дайверов, которые потеряли контроль над своей плавучестью, обратно к проруби во льду, чтобы выйти на поверхность. Это произошло всего несколько раз, но это, мягко говоря, очень неприятная и нервная ситуация.

Фото: Rob Robbins.

Можете ли вы описать, на что это похоже – жить в Антарктиде? 

Во многом, жизнь в Антарктиде – это как возвращение в колледж. Вы живете в общежитии, у вас есть сосед по комнате, и вы едите в общей столовой. В Антарктической программе США нет никого, кто бы, так или иначе, не принял участие в этой программе – либо как грантополучатель финансируемого программой научного проекта, либо как сотрудник из вспомогательного персонала. Здесь нет подневольных служащих, только те, кто сами нанялись на выполнение каких-то работ. Я обычно трудился там в то время, когда в Австралии лето. Погружения обычно выполняются с конца августа до начала декабря, когда поверхность морского льда становится мягкой и непригодной для переездов на различные дайв-сайты. Кроме того, примерно в это время начинается цветение планктона, что снижает подводную видимость от многих сотен до всего лишь 10-20 футов. По этим причинам погружения в этот период сильно сокращают. Температура окружающей среды колеблется от минус -40 ° C в августе до -1 ° C в декабре. Освещенность тоже меняется с нескольких часов в августе до полных 24 часов к октябрю, как и остается до тех пор, пока мы не уезжаем в конце лета. Я провел две зимы в Мак-Мердо, и могу сказать, что 24 часа в сутки полной темноты в течение нескольких месяцев – это довольно трудно переносить.

Фото: Rob Robbins.

Можете ли вы описать морскую жизнь Антарктики?

Я рассказываю всем, что самое удивительное – как безжизненная поверхность Антарктиды, где есть лишь разные оттенки синего и белого цвета, резко контрастирует с другими оттенками того же синего и белого, которые наблюдаются подо льдом. Это шутка, конечно. На самом деле, подо льдом кипит жизнь самых разных цветов. Этот контраст – одна из самых замечательных вещей в дайвинге в Антарктиде. Сообщество бентоса – огромное множество беспозвоночных – невероятно разнообразно и пышно. Мы часто видим или хотя бы слышим тюленей Уэдделла – почти в каждом погружении в проливе Мак-Мердо. Их призывы невероятно красивы. Многие организмы, которые вы увидите в умеренных или тропических районах, имеют сходные виды и в полярных водах, причем здесь они достигают гигантских размеров. Огромные морские пауки и изоподы встречаются очень часто. Повсюду торчат гигантские бочкообразные губки. Креветки, гребневики, крылоногие моллюски и другая пелагическая жизнь повсюду кишит в толще воды; это делает всплытия и остановки безопасности столь же захватывающими, как и работу на дне.

Фото: Rob Robbins.

 

Фото: Jack Baldelli.

 Что большинство людей не знают о дайвинге в Антарктиде?
Я не уверен, что люди в курсе, что видимость в проливе Мак-Мердо обычно находится в диапазоне 800 футов – 244 м. Просто невероятное зрелище.

Что вам больше всего нравится в дайвинге в холодной воде?

Наслаждаться холодом? Вы ведь шутите, правда? Думаю, я должен сказать, что один из моих любимых моментов в дайвинге на станции Мак-Мердо – это то, что мы обычно добираемся до места погружения на гусеничном вездеходе по морскому льду и ныряем в теплом передвижном помещении. Не нужно изо всех сил держаться за сиденье в прыгающей по волнам лодке, нет морских брызг.

Какое у вас было самое интересное исследование за последние годы?

Часть нашей работы заключается в обеспечении погружений для множества научных проектов. Это может означать, что вы делаете контрольные погружения для работающих по проекту дайверов, выступаете в роли напарника для ученого или выполняете подводную работу для проектов, которые нуждаются в погружениях, но не имеют своих дайверов. Мы не являемся инициаторами научных исследований. Тем не менее, я считаю, что большинство научных проектов, над которыми мы работаем, действительно невероятно важны и интересны. Горжусь тем, что показываю главному исследователю проекта, где можно найти конкретные виды морских пауков, которые они ищут, или работаю с подводным роботом, который является прототипом машины, которая может быть однажды отправлена на Европу, чтобы вести исследования подо льдом этого спутника Юпитера. Работа попадается самая довольно разнообразная, но всегда интересная.

Фото: Jeff Bozanic.

 

Какое специальное снаряжение вы используете для погружений при таких низких температурах?
Единственным действительно специализированным оборудованием, которое мы используем, являются регуляторы. Мы провели исчерпывающее тестирование, чтобы найти те модели регуляторов, которые надежно работают в воде пролива Мак-Мердо с температурой -2 ° C. В настоящее время мы применяем регуляторы Sherwood Maximus SRB-7600. Вероятность перехода в режим свободного тока для них значительно меньше 1%.

Фото: Norbert Wu.

 

Что бы вы назвали своим самым большим достижением в качестве научного дайвера?

Я обеспечил безопасность паре сотен ученых-дайверов, которые совершили более 13 000 погружений под антарктическим льдом, и эти продуктивные и успешные погружения – мое главное достижение. Выполнив более 2000 таких погружений, я только что получил почетную премию. Подружиться со многими из этих дайверов было настоящим удовольствием.

Какое самое уникальное или незабываемое впечатление у вас связано с Антарктидой?

Оказаться в воде вместе с косатками, когда я помогал студии PBS Nature при съемках фильма «Под антарктическим льдом» – это  внушало благоговейный трепет. Тычок головой, полученный от леопардового тюленя, когда я сваривал пирс на станции Палмер, тоже был очень запоминающимся. Но, возможно, мое первое погружение в месте, которое мы называем Эванс-Уолл, где мы нашли гигантские мягкие кораллы Gersemia antarctica, которые никто не ожидал встретить на восточной стороне пролива Мак-Мердо – это было самым запоминающимся.

Поздравляем с получением премии Конрада Лимбога за научное лидерство в дайвинге от Американской академии подводных наук. Что для вас означает это звание?

То, что члены AAUS проголосовали за присуждение мне премии Конрада Лимбо – большая честь для меня. У меня имеется большой опыт в промышленном водолазном деле, и я все еще с удовольствием выполняю подводную сварку и другие строительные задачи. Несмотря на то, что подавляющее большинство моих погружений за последние десятилетия были посвящены подводной науке, мне все еще нелегко считать себя научным дайвером. То, что это сообщество сочло возможным наградить меня такой премией, имеет для меня очень большое значение.

 

Вам нравится подледный дайвинг? Познакомьтесь с лучшими направлениями для подледных погружений.

Реклама

About Тимофей Костин

Российский Центр PADI

Posted on 10.04.2017, in Дайв-центры и профессионалы PADI. Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: