Почему акулы лишаются плавников?

Автор Эмили Бейтс.

В своей недавней экспедиции на остров Кокос, представители Фонда Mission Blue, представляющего собой глобальную экологическую организацию, занимающуюся в том числе и защитой акул, получили возможность поговорить с Рэндалом Араузом, заслуженным экологом и лауреатом Экологической премии Голдмана в 2010 году, которая была присуждена за его усилия по защите акул и запрету промысла акульих плавников в Коста-Рике. Ниже мы приведем его рассказ о том, почему продолжает существовать такой жестокий промысел, ведущий к быстрому вымиранию акул, и о том, как наука может помочь остановить его, доведя эту информацию до органов, принимающих решения в области природоохранного законодательства. Вопросы задавал Кип Эванс, руководитель отдела по фотографии и экспедициям Фонда Mission Blue.

Рэндал Арауз, основатель движения «Fins Attached» – «Плавники на месте»

Можете ли вы описать, в чем состоит проблема лова акул и добычи акульих плавников на глобальном уровне?

Добыча акульих плавников – это глобальная проблема, и она уходит корнями в 1980-е годы, когда во всем мире повысились цены, и рыбаки увидели, что они могут очень сильно заработать на акульих плавниках. Огромная проблема заключается в том, что плавники акул стоят 100 долларов за килограмм, тогда как акулье мясо стоит всего 50 центов за килограмм. Если вы поставите себя на место рыбака, то сразу обнаружите, что ваш основной лимитирующий фактор – грузоподъемность. Так что бы вы предпочли привезти в родную гавань – трюм, полный мяса, которое стоит 50 центов, или акульи плавники, которые стоят 100 долларов за килограмм? Таков сильнейший экономический стимул, ведущий к варварской практике, когда у выловленных акул отрубают плавники, а все остальное выбрасывают за борт.

И это происходит во всем мире на протяжении десятилетий. Еще большая проблема заключается в том, что тайваньские бизнесмены приезжают в такие страны, как Испания, Коста-Рика, Мексика, Эквадор – и покупают эти плавники у местных рыбаков. На перепродаже плавников можно серьезно нажиться, а местные жители рады заработать много денег. Добытые акульи плавники отправляются в Гонконг, который является центром тайваньской индустрии по добыче плавников акул. А уже из Гонконга они распространяются по всей Юго-Восточной Азии. Это огромные обороты – многомиллионный бизнес. Он плотно связан с местными мафиями, которые во многом и заправляют этим рынком. Здесь крутятся огромные деньги и делаются состояния. Какой бизнесмен откажется от прибыли?

 

Расскажите нам о своей борьбе с промыслом акульих плавников в Коста-Рике.

Мы работаем над проблемой уничтожения акул с 1997 года. На самом деле мы еще тогда подняли тревогу по поводу того, что творилось в Коста-Рике. К сожалению, когда мы в 1997 году выяснили, что происходит, тайваньский флот уже на протяжении 15 лет хозяйничал здесь, в Коста-Рике, совершенно бесконтрольно, и свободно лишал акул плавников. С тех пор мы ведем кампанию, направленную на то, чтобы повернуть ситуацию вспять; прежде всего, создав законы и положения для защиты акул. Вторая, и, возможно, самая важная часть нашей работы – это внедрение этих законов и обеспечение их соблюдения.

В чем проблема с тайваньцами, которые приходят в такие места, как Кокосовы острова, или ловят рыбу у других побережий Коста-Рики?

Еще в 80-е годы, когда Коста-Рика пригласила тайваньцев вести лов во всем регионе, местные рыболовецкие флоты ловили рыбу недалеко от побережья. Как вы знаете, в Коста-Рике есть остров Кокос и огромная исключительная экономическая зона. В то время политики говорили, что мы «жили спиной к морю», и нам нужно было научиться использовать этот огромный ресурс – экономическую зону Коста-Рики, которая в десять раз больше, чем сама страна. Поэтому правительство Коста-Рики приняло решение пригласить тайваньскую миссию по обучению жителей Коста-Рики тому, как рыбачить в открытом океане на большом удалении от материка.

Однако, стоило тайваньской дипломатической миссии прибыть сюда, они увидели богатство, которое можно было построить здесь на добыче плавников акул. Тогда они решили заменить техников на бизнесменов. Я могу уверенно сказать, что они по-настоящему совратили правительство Коста-Рики. Были задействованы миллионы долларов; они инвестировали деньги на улучшение инфраструктуры в столице – Пунтаренасе, в качестве взятки. Они сделали бульвар в Пунтаренасе. Они построили доки, и они фактически стали доминировать в Институте рыбного хозяйства Коста-Рики. И именно тайваньцы в значительной степени получили возможность определять стратегию рыболовства в Коста-Рике.

Расскажите, как обрабатываются плавники, добытые тайваньцами в Коста-Рике.

Тайваньцы действуют во всей восточной части Тихого океана, от Мексики до северной части Чили. Коста-Рика не менее 20 лет была центром индустрии добычи акульих плавников. Сейнеры несли либо тайваньские флаги, либо удобные флаги Белиза или Панамы, но все эти суда были иностранными. И из-за этого они должны были по правилам использовать местные предприятия, где от них требовалось выгружать свой улов. Таким образом, их действия должны были сохранять подотчетность местным законам. Вместо этого на протяжении многих лет эти иностранные рыболовные суда не были ограничены ничем, и выгружали все плавники акул, которые добыли во всем регионе, на своих частных перерабатывающих предприятиях здесь, в Пунтаренасе. Потом они высушивали плавники и напрямую экспортировали их в Юго-Восточную Азию. Давайте вспомним, что в 2001 году Коста-Рика была третьим глобальным экспортером плавников акул, поставляя почти 950 тонн продукции в год.

Расскажите о том, как Фонд Fins Attached пытается изменить ситуацию и принять новые законы в Коста-Рике.

У нас уже есть закон о борьбе с добычей акульих плавников. За время работы нашей прошлой администрации президента Лоры Шиншилла мы смогли внести молотоголовых акул в списки видов, определенных СИТЕС (Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры), как находящихся под угрозой исчезновения. Лучше всего было бы, если бы мы могли щелкнуть пальцами и полностью избавиться от иностранных флотов, но, конечно же, эти люди очень крепко укоренились в Коста-Рике. У них имеется большое политическое влияние и экономическая поддержка. И поэтому мы пытаемся изменить эту ситуацию инструментами, которые предоставляются нам в рамках международной политики.

Итак, сначала мы отправились вместе с президентом Шиншилла в СИТЕС, где смогли занести молотоголовых акул в Приложение II, которое налагает международные ограничения на лов этих видов. В последнее время мы также активно работали, чтобы причислить к ним шелковистых и сельдевых акул. CITES – отличная возможность, но CITES сама по себе ничего не может сделать. CITES – это инструмент, который мы, как защитники природы, должны использовать для работы с нашими правительствами, чтобы убедиться, что эти правила действительно выполняются. И это именно то, что мы делаем прямо сейчас. Мы буквально дышим в спину правительству Коста-Рики. Мы наблюдаем за всем, что они делают с индустрией лова акул. И мы бьем тревогу, поскольку новая президентская администрация Солиса, руководящего ныне Коста-Рикой, идет на всевозможные ухищрения, чтобы обойти ограничения, установленные СИТЕС.

Перед нами стоит задача разоблачить коррупционеров, привлечь правительство к суду, обратиться к общественному мнению и в конечном итоге попытаться прекратить эту неприличную пародию на защиту природы, которая сейчас имеет место в Коста-Рике. Подумайте об этом: Коста-Рика, ведущая по природоохранной деятельности нация в мире… и одновременно мы же являемся народом, допускающим варварское истребление акул для добычи плавников в нарушение международных конвенций о защите исчезающих видов.

Не могли бы вы описать вашу деятельность по установке на акул меток, и пояснить, как она может помочь акулам?

Чтобы спасти акул в восточной части Тихого океана или в любой иной точке мира, нам нужно знать картину их перемещений. Мы знаем, что акулы очень активно мигрируют. Но куда они идут? Мы знаем, что они распределены по всему океану не случайным образом, а согласно определенным закономерностям. Есть области, где акулы собираются во множестве, и одна из них – остров Кокос. Здесь, когда вы ныряете в Манулиту и видите огромные стаи молотоголовых акул, вы четко понимаете, что они не распространены так же равномерно по всему океану. Есть совершенно конкретные места, где они собираются – и их называют «горячими точками». Остров Кокос – одна из них. Галапагоссы – еще одна аналогичная зона.

Однако, нам нужно знать, к примеру, как акулы с острова Кокос связаны с акулами в других «горячих точках», таких как остров Мальпело у побережья Колумбии или Галапагосские острова у берегов Эквадора. Это те же самые акулы? Как они соотносятся друг с другом? Ответы на эти вопросы очень важны для разумного использования природных ресурсов. Поэтому нам нужно координировать действия с разными странами и видеть, откуда и куда идут акулы. И это именно то, что мы сейчас делаем, помечая их метками.

Конечно же, в работе с этими метками мы должны сотрудничать со всеми исследователями в нашем регионе. Я могу пометить кучу акул на острове Кокос, но если я не договорюсь с исследователями с Галапагосских островов или Малпело, или на материке, мы так и не узнаем, куда идут эти акулы. Это действительно командная работа. Исследователи должны собраться вместе, чтобы добиться успеха. И это единственный способ разработать реальные планы использования рыбных ресурсов и планы сохранения их популяций – если мы знаем, куда идут акулы, и когда они идут.

Каким вы видите будущее этих акул?

Мы должны быть оптимистами. Давайте вспомним, что, согласно научным исследованиям, у нас все еще осталось примерно 10% от того числа акул, которые жили здесь 50 лет назад. Поэтому мы должны очень активно работать, чтобы сохранить их. Моя цель заключается в том, чтобы все виды акулы в будущем получили такую же защиту, которой пользуются в настоящее время морские черепахи – то есть полная защита от вылова и запрет на международную торговлю.

Основатель Фонда Mission Blue доктор Сильвия Эрл во время ее недавней поездки на остров Кокос рассказывает, как мы, дайверы, можем стать частью движения за защиту и восстановление наших океанов.

Если вы пришли в дайвинг, вдохновленные Жаком Ивом Кусто, то остров Кокос обязательно должен быть на вашем радаре: он считал остров Кокос одним из самых красивых мест в мире. Узнайте больше об этой «горячей точке» здесь.

Реклама

About Тимофей Костин

Российский Центр PADI

Posted on 31.07.2017, in Интересные факты о подводных обитателях. Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: